Особенности социальных представлений гражданок Украины и США

Особенности социальных представлений гражданок Украины и США (Кросс-культурный анализ)

Лариса Пономаренко,
кандидат психологических наук,
доцент кафедры психологии
Южноукраинского государственного педагогического университета


В период трансформации украинского общества, бурных изменений в социально-экономической, политической, идеологической сферах актуализируется потребность взвешенного анализа особенностей ментальности нашего народа. Будущее общества зависит не только от экономических и политических факторов - психологические и социально-психологические аспекты специфики индивидуальной и массового сознания осуществляют свое влияние на нишни сложные общественные процессы. Они могут не только их ускорять или тормозить, но и приводить к непредсказуемым последствиям. Эти проблемы имеют непосредственное отношение к феномену ментальности - ее особенностей, динамики и трансформации, механизмов передачи культурно-специфической информации.

В последние десятилетия в международной психологической науке возникли новые направления - кросс-культурная и культуральная психология (Cultural Psychology), которые тесно связаны с психологической и социальной антропологией и имеют целью изучение разницы и сходства разных культур. Большое количество исследований посвящено поисковые универсальных психологических измерений, по которым могут сравниваться культуры. Среди них наиболее подробно изучается конструкт коллективизма-индивидуализма, культуральный уровень ценностей и т.п. [2, 8, 10]. К сожалению, участие Украины в международных кросс-культурных проектах по изучению психологических особенностей различных человеческих сообществ была довольно ограничена. Однако, на наш взгляд, именно кросс-культурные исследования могут позволить определить существенные особенности ментальности, открыть новые измерения, которые трудно заметить с "внутренне-культурной" ("emic"-подход) позиции. При сравнении культур стоит задача раскрыть смысловое пространство культуры, поле ее значений и кодов.

В украинском обществе, которое осуществляет демократические преобразования, важна проблема утверждения демократических ценностей, партиципативнои поведения граждан, готовых участвовать в принятии решений по общественным вопросам. Такое поведение присуще самоефективним (по А. Бандурой) индивидам или лицам, которые осознают, что они сами являются субъектами своей собственной жизни. С. Рубинштейн определял субъектность как способ реализации человеком своей собственной человеческой сущности в мире. Субъект является детерминантой изменений в окружающей среде, он склонен к самостоятельности (саморегуляции, самоорганизации) и способен самосовершенствоваться [5]. Субъект ставит цели, намечает жизненные планы, выбирает стратегию жизни. По мнению К. Абульхановои, существенная для психологии субъекта черта активности заключается в том, что активность направлена на снятие противоречий, которые неизбежно возникают между желаниями и возможностями личности и требованиями общества [1].

С нашей точки зрения, субъектность в понимании некоторых авторов (А. Брушлинський, К. Абульханова, В. Татенко и другие) совпадает с концепцией индивида как автономного нравственного деятеля, члена гражданского общества, что является основой западных демократий [6]. Существенной составляющей последних есть стержневые ценности прав и свобод человека, отражены, например, в главных документах США - "Боль о правах человека" и "Декларация независимости". H. Marcus указывает, что эти стержневые ценности являются основополагающими принципами, укоренившихся в сознании американских граждан [9].

Мы высказываем предположение, что гражданская поведение и гражданственность, как преданность демократическим ценностям, участие в общественной и политической жизни, создание гражданского общества могут начинаться с переориентации ценностей, присущих личной жизни человека. Именно осознание индивидуальных потребностей и чувств, прав и обязанностей, готовность активно действовать ради реализации своих целей, самоуважение и поцинування независимости позволяют человеку стать субъектом собственной жизни, т.е. автономным моральным деятелем. Таким образом, субъектность выступает как активность личности по отношению к собственной жизни и жизни социума, понимание себя не винтиком, которым кто управляет, и не песчинкой, зависит от воли сильнее, а причиной и источником своего поведения. Активизация субъектных механизмов личности позволяет почувствовать себя субъектом собственной деятельности и общественной жизни, способным действовать вместе с другими членами общества ради изменений к лучшему.

В 2000 - 2001 годах нами было проведено кросс-культурное исследование с целью выяснения и сравнение социальных представлений рядовых граждан современной Украины и США относительно разных сфер жизнедеятельности: семейной, профессиональной, сферы индивидуально-личностного совершенствования и социально-политической.

С. Московичи сравнивает социальные представления с теориями, которые упорядочивают восприятие человеком мира. Эти теории позволяют человеку сознательно или подсознательно выносить суждения относительно событий, своего поведения и поведения окружающих, имеют эмоциональную окраску. То есть социальные представления выступают как внутренняя картина мира каждого индивида [3].

В исследовании использовался психосемантический подход, позволяющий реконструировать категориальные структуры индивидуального и общественного сознания. По мнению В. Петренко, такой подход позволяет выстроить "картину вселенной", определить так называемые конструкты или определенную "систему координат", через которую человек воспринимает мир. Обобщение этого материала позволяет сделать предположение о наиболее распространенных представления, категории, на которые опираются члены определенной человеческого сообщества в своем восприятии различных событий, ситуаций, отношений; реконструировать "ткань" общественных отношений и отношения людей к жизни вокруг себя. Социальные модели, представляющие собой сложную форму категориальных структур общественного сознания, не только описывают, но и порождают социальную реальность. Построение "желаемого будущего" возможна только при конструктами, представленными в индивидуальной и общественном сознании [4].

Выделение и анализ категориальных структур, которые опосредствуют восприятие и осознание индивидом своих диспозиций в различных содержательных сферах деятельности (структур обыденного сознания, социальных стереотипов), позволяет углубить понимание состояния современного общественного сознания, изменения в установках, ценностях и диспозиция граждан в трансформирующемся.

В исследовании, проведенном нами совместно с учеными США (проф. Сьюзен Кросс, Государственный Университет Айовы), принимали участие 200 американских (г. Эймс, штат Айова) и 200 украинских студенток из Одессы. Использовался психосемантический метод "множественной идентификации" на основе методики, применялась В. Петренко для исследования национальных стереотипов [4]. Вопросник, который направлялся на определение уровня субъектности, проявляющейся в социальных репрезентациях современных молодых женщин, состоял из 56 повседневных поступков. Исследуемым предлагалось оценить с точки зрения вероятности осуществления поступков (по шестибалльной шкале) каждой из 9 ролевых позиций: 1) Я, 2) Мой идеал женщины; 3) Моя мать, 4) Типовая женщина нашего общества; 5) Типовая женщина западного демократического общества ( для американской выборки - "типичная русская / украинская"); 6) Женщина, к которой я отношусь с презрением (для американской выборки - "Женщина, на которую я не хотела бы быть похожей"), 7) Женщина, личная жизнь которой не удалось ; 8) Женщина нашего общества 20 лет назад; 9) Женщина, добившаяся успеха в нашем обществе.

Поступки, которые имели оцениваться, касались четырех сфер повседневной жизни: 1. Профессиональная 2. Сфера индивидуально-личностного совершенствования; 3. Семейно-бытовая; 4. Социально-политической активности.

Опросник был переведен на английский с соблюдением условий кросс-культурных исследований. В англоязычном варианте с помощью американских коллег подбирались эквивалентные значения ситуаций и поступков, которые являются повседневными для граждан США.

Анализ результатов позволил определить как особенности социальных представлений и "уровень субъектности в личностном и социально-политической жизни наших соотечественниц, так и сравнить эти особенности с особенностями, присущими гражданкам государства с устоявшимися демократическими традициями, которым являются США.

Исследование социальных представлений выявило, что процесс активизации, проявлений субъектности как стремление делать осознанный выбор и нести за него ответственность, принимать рискованные решения, активно действовать ради возможности изменить свою жизнь, невзирая на определенные неизбежные потери, а также забота о собственном здоровье я и личностный рост присущие большинству украинских респонденток в трех первых сферах. Одновременно социально-политическая активность, хотя и рассматривается нашими респондентами как необходимое в идеале, в их собственной жизни проявляется довольно смутно.

Достаточно высокий уровень склонности к активной жизненной позиции обнаружили украинские респондентки в профессиональной сфере, демонстрируя готовность к смене профессии, места работы, если оно не удовлетворяет их потребностям. К этой сфере принадлежали такие образцы поступков, как "Изменить профессию, которая не нравится", "Организовать собственный бизнес", "Стремиться сделать карьеру", "Пойти с места работы вместо того, чтобы ждать, пока начальство выплатит заработную плату".

Таким образом, активность жизненной позиции, субъектность начала проявляться в личностной сфере - как такой, что в первую очередь затрагивает интересы индивида и где личность видит реальные результаты своей собственной активности. В этой сфере субъект активности может прогнозировать результаты, взвешивать альтернативные варианты, делать выбор, руководствуясь собственными принципами и преимуществами.

Низка активность в социально-политической сфере, касающейся как "электоральной активности", так и стремление принять участие в общественных процессах, влиять на принятие решений на местном уровне, объединяться с другими гражданами для защиты локальных интересов или собственных прав. Наши респондентки, как оказалось, не идентифицируют себя с членами общины, микрорайона. Для образа Я очень низкая вероятность таких поступков, как "Заботиться о порядке в микрорайоне", "Участвовать в родительском комитете", "Письменно обращаться в органы власти, чтобы добиться справедливости", "Встречаться с кандидатом в депутаты" и т.п. Однако эти поступки оцениваются как высоковероятный для "Женщины западного демократического общества". Можно считать тенденцией, обнадеживает, то, что ролевой позиции "Мой идеал женщины" приписывается значительно больше вероятность осуществления активных поступков в социально-политической сфере, чем образа сегодняшнего "Я".

Для украинской выборки корреляционный анализ позволил выявить высокую степень совпадения образа "Я" и "Идеала женщины", несколько меньшую корреляцию образа Я с ролевой позицией "Моя мать" и "Женщина, добившаяся успеха в нашем обществе", предельно значимая корреляция отмечается с ролевой позицией "Типичная женщина западного демократического общества" (таблица 1).

 

Таблица 1

Кореляцийна матрица ролевых позиций для украинской выборки

 

 

Я

Идеал

Мать

Типичная женщина нашего обществ.

Типичная американка

Женщина, к которой отношусь с презрением

Женщина, личная жизнь которой не удалась

Женщина 20 лет назад

Женщина, добившаяся успеха 

 Я

1

 

 

 

 

 

 

 

 

 Идеал

0,822

1

 

 

 

 

 

 

 

 Мать

0,631

0,273

1

 

 

 

 

 

 

 Типовая 

0,337

-0,112

0,721

1

 

 

 

 

 

 Амер.

0,498

0,788

-0,221

-0,454

1

 

 

 

 

 Презир.

-0,621

-0,873

-0,072

0,314

-0,784

1

 

 

 

 Неудачник

-0,422

-0,721

0,064

0,516

-0,681

0,786

1

 

 

 20 лет назад

0,033

-0,144

0,553

0,408

-0,469

0,255

0,259

1

 

 Успешная

0,745

0,929

0,124

-0,156

0,881

-0,862

-0,675

-0,358

1

 

Ролевые позиции "Моя мать" и "Идеал" связаны значительно меньше, что свидетельствует об обесценивании опыта родительской семьи, родительских ценностей и идеалов. Образ "Моя мать" совпадает с ролевой позицией "Женщина нашего общества 20 лет назад" и не имеет корреляции с ролевой позицией "Женщина, добившаяся успеха в нашем обществе". Соответственно, "Женщина нашего общества 20 лет назад", по представлениям испытуемых, - это не та женщина, "которая преуспела в нашем обществе" (отрицательный корреляция).

Интересно, что образ "Типовой женщины нашего общества" имеет положительные корреляционные связи с позициями "Женщина, к которой я отношусь с презрением", "Женщина, личная жизнь которой не удалось" и "Женщина нашего общества 20 лет назад. Таким образом, наши респондентки считают, что типичные современные женщины имеют много общего с женщинами нашего общества 20 лет назад, и себя с ними не отождествляют. В их глазах типичные современные женщины является негативным образом.

Ролевая позиция "Типичная женщина западного демократического общества" в восприятии испытуемых имеет высокие корреляционные связи с образом "Женщины, добившаяся успеха в нашем обществе", а также "Моим идеалом женщины" и несколько меньше - с образом "Я". Т.е. идеалом наших исследуемых есть женщина западного демократического общества. Можно предположить, что имплицитно этот образ вызывает представление о демократических ценностях, которые должна исповедовать такая типичная женщина. Косвенно можно сделать вывод, что для наших женщин, которые отбрасывают ценности и нормы, характерные для общества 20 лет назад, на первый план выходят такие ценности, как право выбора, свобода и ответственность за собственную жизнь. Однако наши женщины не могут пока отождествлять себя с таким образом.

Наибольшее сходство между образами "Я" и "Мой идеал женщины", а также "Женщиной западного демократического общества" заметна в профессиональной сфере и сфере индивидуально-личностного совершенствования. В семейной сфере, благодаря традиционным культурным отличиям, определенные поступки считаются мало приемлемым для себя и идеала, но характерными для женщины западного общества ("Прожить жизнь, не сыграв", "жениться мужчиной, которого люблю, даже если он не может обеспечить семья ю "," Предать мужчине в ответ на его измену ".

И совсем не похожи образы "Я", "Идеала" и "Женщины западного демократического общества", если сравнивать их поведение в социально-политической сфере (гражданская активность. По мнению респонденток, для обобщенного образа "Женщины западного демократического общества" типичны такие поступки, как: "Вступить в общественную женскую организацию", "Участвовать в забастовке или митинге протеста", "Письменно обращаться в органы власти, чтобы добиться справедливости" и т.п. . Образу "Я" наших испытуемых такое поведение присуще незначительно. Интересно, что для образа "Идеала" уровень активности в социально-политической сфере несколько меньше, чем для образа "Женщины демократического общества", но выше, чем для представления о собственном "Я".

Таким образом, современные украинские женщины пересматривают свои ценности и идеалы, которые расходятся с ценностями женщин нашего недавнего общества; современная идеальная женщина ассоциируется с женщиной успешной и в личной жизни, и в профессиональном плане. Прослеживается определенная трансформация представлений о активности в общественной жизни: она пока низкая для самых респонденток, но уже воспринимается как возможная для своего идеала. Можно предположить, что такая активность принадлежит к желаемым характеристик, потому что ей приписывается высокая вероятность для образа "Женщины западного демократического общества", близкой к идеалу.

Сравнение показателей "субъектности", которые проявляются в социальных репрезентациях украинских и американских женщин, позволяют определить некоторые расхождения в восприятии различных сфер жизнедеятельности и своей позиции в отношении к ним (таблица 2). Так, активная позиция, субъектность в профессиональной сфере имеет особенно высокую ценность в глазах украинских женщин. Идеал для них характеризуется очень высоким показателем субъектности (почти вдвое выше того, который приписывают американские женщины своем идеалу. Идеалом для американки есть женщина, которая имеет несколько меньшую активность в профессиональной сфере, чем сами респондентки (образ Я), хотя они признают, что такая активность необходима для достижения успеха в обществе.

В сфере индивидуально-личностного совершенствования оказывается противоположная картина: американские женщины считают, что идеальная женщина должна иметь высшее активность. Например, поведение: "уделять много внимания своему здоровью (делать физические упражнения, соблюдать диету и т.п.)" вошла с наибольшей тяжестью в первый, наиболее мощный фактор, полученный при факторизации корреляционной матрицы американских респонденток. Американки ценят такую модель поведения, как "регулярно упражняться в спорте", "посещать театры, концерты, музеи. Украинские респондентки обнаружили несколько ниже показатель субъектности для образа Я в этой сфере, чем в профессиональной. В семейно-бытовой сфере субъектная позиция, ценность независимости и чувство собственного достоинства одинаково важны как для американских, так и для украинских женщин.

 

Таблица 2


Показатели уровня обнаружения субъектности в различных сферах жизнедеятельности американских и украинских респонденток


 

Я

Мой идеал

Моя мать

Типичная женщина нашего обществ.

Типова укр./ амер.

Женщина - "анти-идеал"

Успешная женщина

 

1)  Профессиональная сфера

Амер

316

285

309

306

269

227

374

Укр.

349

406

291

292

364

251

385

 

2)  Сфера индивидуально-личностного совершенствования

Амер

343

409

320

308

275

193

386

Укр.

303

395

249

252

389

239

443

 

3)  Семейно-бытовая сфера

Амер

364

373

320

302

244

229

347

Укр.

364

374

311

295

356

257

361

 

4)  Социально-политическая сфера

Амер

326

426

294

289

234

176

387

Укр

279

332

248

264

372

258

342

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Разногласия ярко проявились в представлениях о необходимости иметь активную гражданскую позицию. Хотя образ Я американок характеризуется значительно выше активностью в социально-политической сфере по сравнению с украинками, показатель уровня субъектности идеальной женщины для американских респонденток значительно выше показателя их образа "Я". Идеальная женщина для американки имеет активную гражданскую позицию: "Уметь защищать свои права", "Бороться за равенство всех перед законом", "Заботиться о порядке в своей комьюнити", она не должна считать, что "участие рядовых граждан не влияет на принятие решений руководством и органами власти. Интересно, что, по мнению американских респонденток, типичная женщина имеет значительно меньшую социально-политическую активность, чем они сами, а успешная женщина - менее активна в общественных делах, чем та, на которую они хотели бы быть похожи. Однако привлекает внимание то, что образ "Женщины, на которую я не хотела бы быть похожей", американки наделяют низким уровнем активности в социально-политической сфере. Это свидетельствует об особой важности гражданской позиции в американском обществе.

Наши соотечественницы низко оценивают собственную активность в социально-политической сфере, несколько выше она в обиду "Идеала" и "Успешной женщины".

Результаты факторного анализа позволяют сделать ряд выводов. Мощнейший первый фактор, выделенный при анализе суммарной матрицы украинских респонденток, объединил на одном полюсе поступки, имеющие отношение к активной жизненной позиции, чувства собственного достоинства, осознание важности личностной свободы и ответственности за собственную жизнь ("Организовать собственный бизнес", "Защищать свое мнение перед руководством, даже если оно думает иначе", "Знать свои гражданские права и уметь их защищать" и т.п.). На другом полюсе расположились поступки, свойственные человеку терпеливой и пассивной, которая мирится с обстоятельствами, не делает попыток что-то изменить ("Высказывать близким свое недовольство жизнью, но не прибегать к активным шагам по его изменения", "Работать на работе, которая не нравится, ради маленькой, но стабильной заработной платы "," Всегда соглашаться с мужем, чтобы избежать семейных конфликтов "," Подчиняться мысли мужчины из важных семейных вопросов "и т.д.).

К первому, наиболее мощного фактора, который выделился при анализе суммарной матрицы американских респонденток, вошло более поступков, связанных с активным участием в социально-политической жизни страны. Эта сфера жизни в сознании американок объединяется с личностной и профессиональной по параметру активности и субъектности.

Можно предположить, что именно личностная свобода, право на выбор и ответственность за собственную судьбу являются теми ценностями, важность которых стала утверждаться в сознании современных украинских женщин. Эту тенденцию можно интерпретировать также как активизацию субъектных механизмов, способности делать выбор и принимать решения относительно своей личной жизни, склонности самостоятельно решать как профессиональные, так и личностные проблемы, не дожидаясь помощи от окружающих или власти.

Успехи демократических преобразований в стране связаны с изменением психологии людей, социальных стереотипов и паттернов привычных действий: от позиции "винтика", который ожидает руководства и указаний, к ощущению себя самостоятельным, активным субъектом собственной жизни и общества - то есть полноправным и ответственным гражданином правового демократического государства.

Литература:

1. Абульханова К. А. Российский менталитет: кросс-культурный и типологический подходы. / / Российский менталитет. Вопросы психологической теории и практики. М.: "Институт психологии РАН", 1997.

2. Лебедева Н. М. Введение в этническую и кросс-культурную психологии. - М., "Ключ-С", 1999. 224 с.

3. Москович С. Социальные представления: исторический взгляд. / / Психологических журнал. 1955, № 1, с. 3 - 18, № 2, с. 3 - 14.

4. Петренко В. Ф. Основы психосемантики. - МГУ, 1997.

5. Рубинштейн С. Л. Человек и мир. М., 1997.

6. Салигман А. Идея гражданского общества. - Киев, 2000.

7. Татенко В. А. субъект психической активности: поиск новой парадигмы. / / Психологических журнал. - 1995. - Т. 16, № 3. - С. 23 - 34.

8. Hofstede, G. (1980). Culture's consequences. Beverly Hills, CA: Sage.

9. Marcus H. R., Kitayama S. (1994) A collective fear of collective: implications for Selves and theories of Selves. / / Personality and Social Psychology Bulletin, vol. 20, No. 5. C. 568 - 579.

 

Loading...

 

Это интересно

загрузка...
Loading...



загрузка...